Человек эпохи возрождения
close
О роли личностей и неличностей в Истории: ответ А. Невзорову...
Историк

О роли личностей и неличностей в Истории: ответ А. Невзорову

Легкость публикации любых текстов в эпоху Интернета имеет одновременно с позитивом и то сильное негативное начало, что любой пользователь может вкинуть в широкие массы какие угодно свои сочинения и домыслы, не подкрепленные серьезными изысканиями. Особенно это опасно, когда человек обладает даром красноречия и медийностью. В таких случаях приходится работать, так сказать, «санитаром леса» и стараться разъяснить ошибочность вброшенной некачественной информации.

За последние дни я получил (и на публичных выступлениях, и в Фейсбуке) множество вопросов относительно недавнего поста Александра Невзорова (на «Снобе») о роли личности в истории, где он вдруг заявляет, что не существует никаких личностей, что все люди и их мозги одинаковы (то есть, например, сам Невзоров, Милонов, продавщица в магазине, в котором Невзоров покупает продукты, математик Григорий Перельман, туземец со знойного острова с костью в носу, Мария Каллас, «ополченцы» с Донбасса, Эйнштейн и т.д., и т.д. — все одинаковы). Аудитория сильно удивилась и переадресовала мне свое недоумение по данному инциденту, чем поставила меня в непростое положение. С одной стороны — несколько лет крепкой дружбы с Невзоровым, с другой — истина во всем блеске своей красоты и безупречности. Но даже более, чем влекущая эстетика истинности, меня заставляет прокомментировать пост Невзорова то доверие, с которым ко мне обращаются зачастую еще совсем молодые люди: у Александра Глебовича уже все в жизни сложилось, причем богато и медийно, а вот вопрошающие только начинают научную и социальную жизнь, им надо предоставлять лишь верифицированную информацию.

Я, естественно, предполагаю, что реакция Невзорова будет буйной и далекой от академических и светских приличий, но что поделать?..

Итак, я с позиции ученого объясню тезисно и по пунктам, почему личность не только существует как физиологическое и социальное явление, но и является главным движущим элементом мирового исторического процесса.

Наш сюжет касается с одной стороны физиологического базиса, так сказать, исходного материала — то есть мозга и нейрофизиологии, с другой — реализации этого ресурса на практике посреди социума и Истории. Относительно мозга наука давно выяснила его колоссальную физическую вариативность (которую можно измерить физически, математически) — и здесь я рекомендую и вам, и блогерам (которые раньше были истовыми семинаристами Духовной семинарии, а затем поддерживали ГКЧП и работали депутатами Думы, пока их избирали) обратиться, например, к трудам доктора биологических наук, профессора, заведующего лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАМН Сергея Савельева. Безусловно, этот ученый не является единственным и непогрешимым, как и у ВСЕХ ученых, в его работах можно найти неточности, но его публикации наиболее доступно объясняют самые базисные вещи, необходимые нам для изучения темы.

В то же время, со своей стороны я считаю правомочным выдвинуть и простой логический аргумент (подчеркиваю: этот аргумент — мое собственное изобретение): если бы все мозги были одинаковыми, то объяснение колоссальной (именно колоссальной!) разницы их реализации было бы за гранью материализма — и нам пришлось бы поклониться в ножки преподавателям Невзорова из Московской духовной семинарии, т.е. без «метафизики» и «духовности» мы бы не обошлись.

Примеров не просто множество — а достаточно для аксиомы. Можно вспомнить и хрестоматийного Леонардо да Винчи, у отца которого было 12 детей (правда, от разных матерей — но моему оппоненту это неважно), все жили в одну эпоху, в одном географически и культурно замкнутом крохотном мирке — но никто ничего не создал и не придумал, кроме Леонардо. Вспоминаем гениального Наполеона: у него было четыре брата и три сестры (помимо померших во младенчестве), география, окружение одинаковые — разница космическая, причем разница была понятна с МАЛОЛЕТСТВА! Уже по действиям, характеру, переписке Наполеона-ребенка в нем видна незаурядная личность (но это видно историку, который много трудился и много знает, а не блогеру, который просто старается привлечь внимание толпы). Что известно неспециалистам о братьях нобелевского лауреата Ивана Павлова? Кому интересны братья и сестры великого режиссера Лукино Висконти? Где вы можете найти информацию о 12 братьях и сестрах семикратного номинанта на премию «Оскар», самого высокооплачиваемого актера своего времени Ричарда Бёртона? Кто может поведать о вкладе в мировую культуру четырех детей, которых произвели на свет родители знаменитого Клаудио Монтеверди? Да, и чего творческого сделали сами родители?!

Я убежден, что тот отдел мозга, который у личности развит более, чем у многих тысяч и даже миллионов окружающих людей, легко выявляем даже и без секционирования мозга нейроморфологами. Замечательный пример — музыканты. Все вы знаете, что одного ребенка могут насильно заставлять учиться играть на каком-то инструменте, мучают, платят большие деньги педагогам, а другой вопреки всему сам тянется к инструменту — и начинает прекрасно играть (замечательный пример самостоятельного обучения — Рихтер!). Вспомним великого реформатора музыки как явления — Георга Фридриха Генделя: его отец ненавидел музыку, сурово и жестоко противился желанию своего ребенка научиться играть, но тот, преодолевая все неприятности, самостоятельно (!!) выучился играть на клавесине (поднимаясь ночью на чердак). Мы можем вспомнить Моцарта, который сочинил Анданте и Аллегро до мажор в пять (!) лет — и, что еще неожиданнее для сторонников ГКЧП, писал свои взрослые многочасовые оперы и симфонии без помарок и черновиков — сразу набело (!).

Таким образом, место, среда, окружение и время не являются определяющими для развития личности, а лишь работают фоном, иногда мешающим, иногда помогающим человеку развиваться. А софизм Невзорова про Маугли может произвести впечатление только на хипстеров и офисный планктон: ясно, что упавший с самолета в джунгли малыш не сможет научиться играть на рояле — его в джунглях просто не стояло, но, если малыша не выронили и в нем заложен музыкальный гений — то он будет играть лучше, чем МИЛЛИАРД прочих сапиенсов, включая Невзорова. Пьер-Симон (будущий маркиз де Лаплас) родился в крестьянской семье, учился у бенедиктинцев, но с юности уже был убежденным атеистом, а вскоре сделал потрясающие воображение открытия в области небесной механики и теории вероятностей. Это мне дает убежденность в том, что его мозг принципиально отличается от мозга, к примеру, тех бомжей, алкашей и проституток и бандитов, про которых Невзоров делал репортажи в период его «600 секунд».

Сам Невзоров с его энергией, обаянием, памятью, колоссальным (просто животным) желанием доминировать и быть популярным автоматически ставит жирный (я бы даже сказал, сальный или засаленный) крест на могилке его же идеи про всеобщую одинаковость (и одинаковость мозгов). Так что смотришь на Глебыча — а видишь крестик, нолик и грядку с цветочками над дубовым содержимым его теории.

А пример (из его поста в «Снобе») с Маугли хорош (сам использую) только для объяснения того, что никакой души не существует. Да, если ребенок с первого часа жизни не видит, как окружающие ведут себя за столом и, простите, в туалете, он будет опорожняться везде; если вокруг никто не говорит по-человечьи, то и он не научится. Но если он среди людей — то при любых кошмарных обстоятельствах разница его мозга, его личность пробьется как зеленый росток сквозь асфальт.

А теперь обратимся к тексту упомянутого поста Невзорова в его блоге на «Снобе». Сам он пишет:

Напомним, что взаимосвязь личности ученого и его открытия является несомненной и общепринятой догмой (такой же несомненной, как связь особых свойств Сталина и репрессий). Быть может, существенный вклад в науку — это действительно результат совершенно особых, неповторимых свойств, присущих лишь конкретному ученому и никому иному? Полная уверенность в том, что дело обстоит именно так, была однозначно высказана множеством творцов современного знания. Наилучшим образом эту мысль сформулировал нейрофизиолог, лауреат Нобелевской премии Джон Кэрью Экклз, видевший именно в факте научных открытий лучшие доказательства свободы воли человека и „великий фактор личности“.
Джеймс Дьюи Уотсон, тоже лауреат Нобелевской премии, сооткрыватель структуры ДНК и автор „Молекулярной биология гена“, которую по праву можно назвать одной из самых важных книг человечества, полагал, что „каждый шаг (науки) вперед, а иногда и назад — очень часто событие глубоко личное, в котором главную роль играют человеческие характеры и национальные традиции“.
Еще более категоричен другой нобелевский лауреат — Кристиан де Дюв, который пишет, что „создание теории — это напряженный творческий процесс, несущий на себе отпечаток личности автора“, а эйнштейновская теория относительности, по мнению Де Дюва, несет на себе „отпечаток индивидуальных, личностных черт, свойственных только ее создателю“.

Неплохо! Возникает вопрос: может ли умный (или просто вменяемый) человек решиться опровергнуть (да еще безапелляционно!) выводы исследований столь выдающихся ученых всего на паре страничек поста в блоге?! Так или иначе — Невзоров решил это сделать! Как говорил гоголевский персонаж Хлестаков — «легкость в мыслях необычайная!»

Для утверждения свой теории в два счета Александр Глебович воспользовался чисто журналистским ходом — подменить тему. Он вдруг решил перечислить открытия, которые почти одновременно сделаны двумя учеными (например, спорная тема изобретения Маркони и Поповым радио). Ну, и что? Миллиарды сапиенсов и сотни тысяч ученых не смогли изобрести, а две личности смогли — при таком статистическом раскладе, это не просто личности, а суперличности!! Но главное, что так называемая гипотеза «множественных открытий» — это всего лишь неподтвержденная гипотеза, исключения, которые только подтверждают правило.

Давайте вспомним два весьма показательных и репрезентативных случая. В 1637 году Пьер Ферма на полях «Арифметики» Диофанта сформулировал теорему, затем больше 350 (!!!) лет многие ТЫСЯЧИ талантливейших, выдающихся математиков (и даже целые группы ученых) не могли ее доказать, а конкретная личность (Эндрю Уайлс) смог это сделать в 1994 году. То есть Уайлс не имеет права называться личностью, потому что автор идеи «Наших» Невзоров ему в таком праве отказывает??

В 1904 году Анри Пуанкаре сформулировал гипотезу, затем над ней сто лет бились сотни тысяч профессионалов, даже нобелевские лауреаты, целые институты (цистерны пота и крови! кубометры перхоти! десятки тысяч сутулых позвоночников!) — и только один русский ученый Григорий Перельман сумел ее подтвердить в 2002 году (он еще издевался над коллегами, которым выделяли миллионы долларов, рассказывая, что работал над темой на сэкономленные во время командировок суточные). Бывший депутат Думы, учивший лошадей читать латинские слова, Невзоров наотрез отказывает Перельману быть личностью и обладать гениальностью? Новый Хлестаков даже договорился до такого вывода: «Все слагаемые личности не имеют никакого значения. Как, впрочем, и сама личность».

Но где бы жил товарищ Невзоров, если бы не единоЛИЧНОЕ решение Петра I основать город на Неве?! И вместе с этим фактом я предлагаю обратиться к личностям — государственным деятелям.

Итак, один из ярчайших примеров — Петр Великий. Если бы не особенности его мозга, его энергии, здоровья, психики, роста наконец, то нынешней России просто бы не существовало! Если бы он личным волевым решением не сотворил невозможное, Россия была бы небольшой и страшно отсталой (несравнимо даже с нынешней отсталостью) страной, которая терялась бы где-то между Белоруссией и Башкирией. Если бы Петр не завез ученых, если бы он не решил огнем и мечом строить новую страну! Мы сейчас не обсуждаем плюсы и минусы его деятельности, мы исследуем исключительно масштаб свершений и роль конкретного сапиенса в этих преобразованиях.

От феноменального законодателя Перикла и римского императора Адриана (который построил многое из того, без чего туристы жить не могут — и даже лично подарил миру нового бога Антиноя) до Фридриха Великого, который принял Пруссию захудалым закоулком Европы, а оставил мощнейшей европейской державой — вся история цивилизованной ойкумены создавалась гением, характером, положительными и отрицательными качествами конкретных людей.

Как нам обойтись без Версаля, который подарил миру король-солнце Луи XIV? Но ведь он подарил нам больше, чем Версаль — все главные дворцы в Неаполитанском королевстве (Казерта), Пруссии и России были сделаны в подражание этому шедевру. Король создал эстетику-образец! Он же внес колоссальный личный вклад в историю мирового балета, НО для нашей темы еще больше интересен обратный случай: в 2001 году Туркменбаши упразднил (!) балет в Туркмении: «Я не понимаю балет, — заметил он. — Зачем он мне? ...Нельзя привить туркменам любовь к балету, если у них в крови его нет». По его распоряжению театр оперы и балета в Ашхабаде был снесён. Это разве не личностный фактор?

По всей видимости, самый грандиозный и репрезентативный пример роли личности в истории — Наполеон Бонапарт. О его свершениях опубликовано несколько СОТЕН тысяч исследований (что, конечно, не может не вызывать зависти у разного рода блогеров) — и в рамках моей статьи нельзя перечислить и малую толику фактов. И все же мы должны помнить следующее: Наполеон основал современную Францию (и она долго была флагманом Европы), он создал законодательство, по которому живет Европа (многие нормы приняты в США и в России), он основал Банк Франции, он первый в Новое время объединил Италию, он связал шоссейной дорогой Италию и Францию, он придумал (!) нумерацию домов по четной и нечетной стороне улицы (иначе бы советнику Валентины Матвиенко Невзорову пришлось бы не так просто найти дорогу, например, к Смольному), Наполеон придумал вынести кладбище за городскую черту Венеции, чем прекратил многовековые вспышки эпидемий и подарил последний приют Дягилеву и Бродскому.

Все главные объекты Парижа, интересные для туристов и эстетов всего мира — связаны с его волевыми решениями. Именно Наполеон внес решающий вклад в формирование коллекции Лувра (он так и назывался «Музей Наполеона»), он проложил улицу Риволи (по имени одного из сражений Итальянской кампании), через арки в честь его побед мы все гуляем от площади Каррузель (Карусель) до Триумфальной арки (интересно, какую арку воздвигнут в честь постов Невзорова на «Снобе»?) и т.д. И все это Наполеон сделал в возрасте, когда наш ленинградский герой еще выбирал между приверженностью религии и верой в ГКЧП. Деятельность Наполеона породила целый стиль в искусстве и быте — ампир! Сам его образ стал фундаментом следующего направления — романтизма.

Давайте задумаемся: что мы получаем, изъяв Бонапарта из формулы мировой Истории? Во Франции или в сентябре 1797 года (18 фрюктидора — событие, о котором поверхностные блогеры не слыхали), или чуть позже (если бы Бонапарт не победил Первую и Вторую антифранцузские коалиции) реставрируется власть Бурбонов. Крестьяне не получают землю в собственность, никаких ответных походов Наполеона в Европу нет — то есть нет отмены феодальных законов, нет Тильзитского мира, нет восстания декабристов и т.д. Гражданский кодекс не появляется на свет, Европа продолжает жить в архаике, стиля ампир и романтизм не существует, Италия не объединяется, миллионы конкретных человеческих судеб идут совершенно другим путем. С другой стороны, как ученый я должен признать: если изъять из формулы мировой истории Невзорова — то, да, концепция Невзорова окажется верной, т.к. это изъятие никак на мировую историю не повлияет. То есть — смотря кого изымать...

Отдельно стоит отметить коллизию взаимодействия личностного фактора Наполеона и императора Александра I — именно она во многом определяла драматургию войн в Европе с 1805 по 1815 год. Подробнее этот вопрос я предлагаю изучить по моей статье: Понасенков Е.Н. Две модели реформирования Европы: Наполеон и Александр I. // Заграничные походы русской армии 1813 — 1814 гг. и реформирование Европы. Москва, Научный совет РАН, Изд. центр Института российской истории РАН, 2015. Кроме того — специалисты могут обратиться к моей монографии «Правда о войне 1812 года» (М., 2004).

Отвлекая читателей от основополагающих исторических фактов и логических построений, Невзоров начинает свою заметку с весьма правильного ерничанья над патриархом или папой, который, если раздет — то просто комичен и лишается всего ареола т.н. «сакральности». Действительно, я полностью согласен: подобные персонажи производят впечатление только своими нарядами и окружающим антуражем. Но ставить знак равенства между бутафорскими иерархами и людьми гения, труда и поступка, титанами Истории — это подлейший и глупейший софизм! Кстати, давайте попробуем изъять из студии Невзорова все его колбочки, скляночки и забавные черепа — и эффект от его рассуждений про физиологию станет куда меньшим. При этом я хочу подчеркнуть: все передачи и статьи Александра Глебовича, посвященные критике и разоблачению клерикалов и мракобесов — все они сделаны весьма качественно, талантливо и своевременно! Но он в этом специалист! Он учился в Духовной семинарии — и изнутри знает все слабые места явления. Поэтому я и далее буду рекламировать и поддерживать эту его очень нужную и грамотную деятельность.

Продолжаем вспоминать личностей-политиков — и на этом пути нас встречают, к примеру, архитектор Германской империи Бисмарк и феноменальная Маргарет Тэтчер, которая спасла страну от катастрофического кризиса и социалистов (а ведь женщине пробиться в политике было неимоверно сложно!). Кто бы поверил лет 20 назад, что можно было победить коррупцию в Грузии и так быстро модернизировать и вестернизировать ее? Однако конкретный человек (Михаил Саакашвили) смог! А если бы Ельцин не нашел в себе силы противостоять совкам в 1993 году? А если бы вместо Путина преемником был бы, например, Немцов? Вся история огромной страны пошла бы по другому сценарию. Но зачем какой-то другой сценарий доверенному лицу президента Путина — Невзорову А.Г.?

Описание исторических примеров можно продолжить еще на много томов, но опять-таки давайте вернемся к личности товарища Невзорова, ибо это существенно. Личность, индивидуальность — это характер, темперамент (физиология). Обратите внимание: сегодня Невзоров столь же неистово и непримиримо носится с черепами, склянками и критикой имперства, как еще совсем недавно — с верой в так называемого бога и в Советский Союз. Среднестатистическому человеку не хватило бы НАГЛОСТИ быть столь же безапелляционным в суждениях про историю и нейрофизиологию, если бы этот человек всю сознательную жизнь отстаивал бы то, что теперь сам называет ахинеей и сплошной ошибкой. Кто даст гарантию, что завтра Глебыч не признается в том, что все сказанное им за последний год про физиологию и историю — полный бред и ему за это стыдно?!

Но! У гражданина Невзорова есть право ошибаться любое количество раз, он вообще, я бы сказал, не человек-результат, а человек-процесс, за ним очень интересно наблюдать, как за персонажем. Лично(стно) мне он очень симпатичен этим качеством и дорог за его обаяние и те человеческие качества, которых сам он страшно стесняется и старается всячески скрыть от людей (хотя эти качества могли бы их к нему расположить и привязать). Однако это тот случай, когда психология мешает интеллекту (но это отдельная тема).

Так вот, завершая мысль. У Невзорова-то (как и у любого человека) есть право ошибаться (или даже просто шутить), но вы, любезный мой читатель, должны быть, как говорится, в адеквате, и не принимать всё за чистую монету, не поддаваться на ошибки или сомнительные сентенции (пусть и амбициозные, и эффектные) других! Вы должны помнить от кого исходит та или иная теория, насколько человек профессионален, сколько лет он уделил профессии, что у него было в биографии и т.д. А у нашего замечательного Александра Глебовича чехарда во «мнениях» и «убеждениях» просто чудовищная (как у Хлестакова — «легкость в мыслях необыкновенная»). Даже если поглядеть его блог на «Снобе», то можно изумиться и посмеяться: несколько постов назад он превозносил роль разных личностей и ссылался на либеральных ученых-историков, которые научным методом крушат имперские мифы, и вдруг (часто исходя из личных размолвок с некоторыми из них...) он уже легко и самоуверенно заявляет, что история — это не наука (заодно поглядите это видео). Правда, одновременно он злится и на ученых от точных наук, называя их «дОцентами» и страшно обижаясь на разгромную рецензию портала Антропогенез.ру (внимательно изучите).

Сразу замечу: я считаю, что авторы рецензии на книгу Невзорова поступили неправильно (хотя полностью в соответствии с научными приоритетами и по законам доминантности) — не надо было выносить сор из атеистической избы (или дворца...), тем более зная мнительность и хронически больное самолюбие объекта. Можно было все замеченные ошибки переслать Глебычу по почте с пометкой «Некоторые технические заметки для редактора Вашей блестящей и конгениальной книги от коленопреклоненных почитателей» (грубая лесть — лучшее оружие против любого примата-мужчины, особенно интеллектуального и опытного). Книга-то такая обобщающая нужна! И замечательно, что Невзоров со свойственным ему мастерством публициста ее написал! А так ребята с Антропогенеза Глебыча обидели, и он обиделся на всех ученых, да еще и я в личной беседе сказал, что он поспешил с яростным ответом на рецензию, от чего и на меня в лимбической системе Невзорова разъярилась трепетная лань предковой формы звероящера. Короче говоря, Иван Иванович в одностороннем порядке и на фрейдистском подтексте не поделил поляну просветительства с Иваном Никифорычем (причем, последний долго терпел личные нападки, пока не была задета История как наука).

В принципе, «болезнь» лечится просто: надо дать Невзорову Нобелевскую премию (например, по литературе; или отнять Премию мира у каких-нибудь негров и отдать своему — проверенному) — тогда он, как почтальон Печкин, сразу признает научное сообщество и станет мягче и дружелюбнее к «дОцентам». Печкин ведь был вредным, только пока у него не было велосипеда.

Ко мне пришли сотни писем с наивным вопросом или восклицанием — «почему Невзоров оскорбляет Наполеона?» (во время творческого вечера назвал «дураком», в недавнем посте блога объяснил известность Наполеона в истории пресловутым «законом Микки Мауса»). А тут всё очень просто: один в 30 лет — консул, в 35 император, а другой в 57 — блогер. Ясно, что оскорбление неизбежно. У Невзорова же в эпоху штурмов Белого дома никакое 18 брюмера не получилось (ну, потому что до этого не было гениальной Итальянской компании, а так же многократного спасения страны от реванша роялистов и якобинцев).

Понимаете, мы все части громадного спектакля — эволюции, и биологические часы, так сказать, тикают. Невзоров видит, что многие гораздо менее талантливые люди (да и просто бездарные) вокруг него занимают большие посты, имеют вес в так называемом обществе (общество «мы» как бы байронически презираем, но невероятно хотим в нем кем-то крупным быть). Закон доминантности требует от его организма начать борьбу, он находит свою «поляну», но, чтобы добиться доминирования и признания на этой научной поляне, нужно очень долго трудиться (причем в тишине), а темперамент (особенность личности Невзорова) и время поджимают — поэтому организм начинает спешить и публиковать преждевременные выводы. Так что — дайте ему время, поглядим, к каким выводам Александр Глебович придет лет чрез двадцать...

Подведем итоги: личность является основным двигателем исторического процесса, а неличности, толпа страшно им завидуют и всячески мешают.

P.S. А теперь мы посмотрим, какова будет реакция Александра Глебовича: или она станет буйной, ненаучной и, возможно, с разного рода недостойными поступками, или, хотелось бы надеяться (ибо я к нему продолжаю испытывать самые добрые ЛИЧНОСТНЫЕ чувства), Невзоров поведет себя по-мужски и ответит серьезными исследовательскими работами в будущем.

P.P.S. Смежным сюжетом с темой роли личности в истории является проблема истории как научной дисциплины. Это ее свойство (научность) Невзоров оспаривал с той же «необычайною легкостью в мыслях», а в качестве ответа я могу вам предложить запись своей лекции, специально посвященной науке история (что это, для чего, наука ли, как отличить истину от фальсификации и т.д.)