Рецензия на книгу Евгений Понасенкова «Первая научная история войны 1812 года»

Интервью Е. Понасенкова «Новым известиям»
Декабрь 24, 2017
Лекция «Разоблачение главных мифов мировой истории: что нам говорит наука?» Часть первая
Декабрь 31, 2017

Евгений Понасенков, наконец, представил публике книгу, о которой уже несколько лет говорил как о готовящейся, так что многие почитатели его исследовательского таланта, слышавшие отдельные положения, вошедшие в его научный труд, с нетерпением ожидали выхода шедевра, подводящего итоги десятилетиям научных изысканий, который так и был назван «Первая научная история войны 1812 года».

Издательство АСТ взяло на себя нелегкий и опасный труд выпустить в мир это весомое (будьте готовы к тому, что и в физическом аспекте эта книга, подобно золотому слитку, окажется тяжелее, чем можно было предположить, исходя из внешнего вида) творение, снабженное большим количеством иллюстративного материала, в том числе публикуемыми впервые репродукциями старинных картин, гравюр и карт. Эта книга стала результатом многих лет кропотливой работы в исторических архивах европейских стран и России.

Ведь, по словам Евгения, которые он произнес на презентации своего труда в Центральном Доме Литераторов на Большой Никитской, война есть событие, происходящее как минимум между двумя странами, а значит, объективное представление о ней можно получить, лишь обращаясь к историческим свидетельствам, оставшимся по обе стороны фронта, а вероятнее всего, и к данным третьей, а то и четвертой стороны – более или менее заинтересованных наблюдателей и даже, как сказали бы юристы, выгодоприобретателей (так как в войне 1812 были и такие). Евгений оперирует огромным количеством фактических данных и цифрового материала, а богатый репертуар его цитат просто поражает.

Со свойственной ему дотошностью он снабжает все упомянутые им сведения подробными ссылками на первоисточник, вплоть до указания архивного адреса хранений, с детализацией до полки и папки, регулярно приперчивая самые невероятные утверждения фразой «Сходите и проверьте»; ибо все, сказанное Евгением, не голословные утверждения и не субъективные измышления, а строго документированное, то есть объективное и максимально приближенное к истине освещение такого противоречивого явления, как война 1812 года. И оно открывает нам новые, неожиданные и не всегда приятные аспекты, ошеломляя данными, либо неизвестными не только широкой публике, но и людям, занимающимся историей профессионально, либо замалчиваемыми умышленно.

Главный и, на первый взгляд, парадоксальный вывод, который я сделала для себя, – это что в военном отношении эту войну выиграл Наполеон, но больше всего в итоге выиграла (уже в политическом плане) Англия и Пруссия. А исторически победил Наполеон, единая Европа – наполеоновский гражданский кодекс, стиль ампир и т.п. Россия же понесла огромные потери, зачастую мало связанные с собственно военными действиями. Как и наполеоновская армия: например, потери Великой армии от Немана до Витебска составили 10 тыс. человек, в то время как потери от инфекционных заболеваний и отставшими достигли ста пятидесяти тысяч.

Как сказал Евгений, «кишечная палочка отстояла крепостное право» (одно из двух чисто российских, «своих» явлений – наряду со скопчеством). Бездарный и ориентированный на Европу, чуждый русского духа настолько, что сотнями заказывал во Франции флаконы с духами, глава государства, страдающий импотенцией и бесплодием, продемонстрировал в своей стратегии и тактике такую же политическую импотенцию, выразившуюся в бесплодных попытках руководить тем, в чем он мало понимал. Он передоверил управление армейской машиной недальновидным, коррумпированным и развратным функционерам, больше озабоченным спасением своих (и не только своих) сервизов и девиц, чем судьбой страны, и умеющим составить диспозицию лишь на уровне пятиклассницы, зато умело строчащим доносы друг на друга и подделывающим даты на приказах.

«Властитель слабый и лукавый» не вызывает у Понасенкова ни малейшей симпатии, и на него же он возлагает и ответственность за странную, но очень своевременную смерть Кутузова, дальнейшее существование которого в качестве распиаренного генерала, который тормозил ненужный для России поход в Европу, могло оказаться очень неудобным. На пять лет опередив Наполеона (который вообще не собирался воевать с Россией) в подготовке военной кампании (правда, самонадеянно ограничившись при этом только наступательными планами), Россия ухитрилась проиграть войну, потеряв больше полмиллиона солдат и мирных жителей, сжечь без ощутимого результата огромное количество городов (включая столицу) и спровоцировать бесконечные бунты. Чего же еще можно было ожидать от военачальников, которые не только не руководят войсками, но и не проводят рекогносцировку, и способны разместить боевые порядки там, где не наблюдается ни одного солдата противника?

Леденящие душу подробности из жизни деклассированной российской армии, которую составляли в основном деревенские парни, на двадцать пять лет оторванные от нормальной трудовой и семейной жизни (при том, что большая часть их не доживала до окончания этого срока), испытывающие на себе все тяготы телесных наказаний и компенсирующие это ненормальное положение пьянством, заставляют задумываться о том, возможно ли вообще было выиграть эту войну, по позднейшему распоряжению Николая I названную «отечественной» (какая может быть отечественная война в стране, торгующей людьми, где даже у господина Кутузова имелось шесть с половиной тысяч рабов?). Как сказал Евгений, он сделал открытие – что «это была странная страна», у которой не было ни четких границ, ни свода законов, ни сложившегося литературного языка и гимна, но были русские цари германского происхождения и гигантские царь-символы, ни разу не выполнившие своего предназначения. И решил поделиться своим знанием с широкой аудиторией.

Евгений увлекся историей наполеоновских войн с детства, в 2004 году он опубликовал первую монографию о мифах 1812 года, а затем разыскал множество новых документов, и в последние годы ему, по его словам, было трудно было уже все знать и молчать ради того, чтобы рассказать обо всем сразу. А теперь он вышел к публике, чтобы сказать правду, и это стало еще одним свидетельством того, что для Евгения закончилась эпоха, когда можно было все читать, но нельзя было говорить и писать. И Евгений написал, потому что кроме воли у него есть ум и талант. И более того – он блистательно рассказал об этом процессе и результате, по своему обыкновению, артистически играя на сцене и радуя слушателей сценками в стиле «тут стоит генерал».

Поиздевавшись над малообразованными офицерами и над автором бредовой идеологии Шишковым (чего стоит рассказанная в лицах история о переводе царского православного манифеста с двух записочек на немецком и французском языках) и присоединив к их числу будущих не блещущих знаниями и объективизмом исследователей с их постулатами типа «наши героически убегают, а французы тщетно наступают», он заодно поддел священнослужителей, не сумевших вдохновить солдат на коллективную молитву о божественном переносе атакуемой высоты сразу в тыл российской армии. И в качестве логического продолжения религиозной темы заявил, что он хотел бы организовать и возглавить Министерство нравственности, чувственно посмаковав детали своей будущей работы.

Евгений закончил свою презентацию трогательными словами, заявив, что эта книга – реквием по огромному количеству безвинно погибших людей, и рассказ о катастрофе, срежиссированной завистливым и бездарным Александром I. За ушедшие двести лет что-то забылось, что-то открылось, но эстетика ампира осталась. «Недостатки» вечера явились, как часто бывает, продолжением достоинств и прямым следствием положительного запала, с которым Евгений рассказывал всем собравшимся (заполнившим, скажем мимоходом, весь большой зал ЦДЛ так, что оказались заняты даже дополнительные стулья, установленные на боковых лестничных проходах) о своих находках и парадоксальных выводах, так что лекция продлилась на час дольше запланированного. Понятно, что огромное количество собранных фактов просто жгло Евгению руки, и ему хотелось приобщить свою аудиторию к этому знанию.

А если учесть, что после завершения презентации книги к сидевшему на сцене Евгению, окруженному валом цветов, преподнесенных благодарными слушателями, выстроилась очередь желающих получить автограф, то все мероприятие вышло весьма далеко за предусмотренные рамки. Что ж, Евгений шел к этому моменту двадцать лет – и результат того стоил.

Чуть позже, уже в неофициальной обстановке банкета, широкий круг избранных друзей (ученые, политики, артисты) еще раз поздравил Евгения с завершением огромной работы, и восторженные тосты за новые творческие успехи звучали со всех столов. Мы присоединили свой голос к этому хору, а также повторяем еще раз наше пожелание на страницах нашего издания.

Евгений, мы поздравляем тебя с выходом твоей великолепной книги и надеемся, что ты продолжишь свои изыскания, открывая все новые горизонты в прошлом нашей страны и добавляя истории научную составляющую, и снова порадуешь нас интересной, умной и необычной книгой.

Алисия Кучан

Источник: Вива Рафаэль