Понасенков о шоу-бизнесе, Даве с Киркоровым и КПРФ
26 декабря, 2021
Понасенков получает премию журнала Fashion People и поет танго “Caminito”
28 декабря, 2021

Выдающийся режиссер современности, Римас Туминас, пригласил знаменитого ученого и коллегу, Евгения Понасенкова, выступить на отмечании премьеры “Войны и мира” в театре им. Вахтангова (10.11. 2021). “Браво” во время речи Евгения принадлежит Сергею Маковецкому.

Пост Евгения Николаевича об этом замечательном спектакле:

Меня удивить сложно, собственно говоря, не помню, когда удивляли. Но вчера это сделал Римас Туминас. Однако об этом чуть позже, а сейчас не могу не рассказать хотя бы кратко о премьере «Войны и мира». Как вы знаете, последние лет 10 на все вопросы в интервью я отвечаю, что сегодня театр повсеместно изничтожается, это нельзя смотреть – и как счастливое исключение – всегда называл театр им. Вахтангова. И на очередную премьеру я пошел, зная, что спектакль будет, как минимум, качественным. Но нет – было не просто качество опытного ремесленника, но настоящий Театр, где можно смеяться и плакать. А только это и правильно.

Громоздкие «большие» идеи – тоже были, но Римас их подает мастерски, легко. Именно поэтому я даже скажу так: они ему удались больше, чем Толстому! Привычная, зачастую справедливая, фраза «ну, книга, конечно, сильнее, чем фильм/спектакль по ней» – а вот в данном случае, лично мое утверждение – сильнее спектакль. Толстой сам себя заморочил, замучил, замучил персонажей, замучил жену – всех! И уже лично мне как историку «насолил» – намусорил в сознание обывателя свои выдумки. А Римас, так сказать, со скальпелем что-то из романа вообще вырезал, что-то препарировал. Единственно правильное решение – условная стилистика, никакого быта. Вся психология дана в точнейших метафорах, строго сочиненных режиссером в своем стиле (иначе бы актеры устроили бы саратовский тюз «переживаний»).

Самое гениальное, что на сцене нет ни Наполеона, ни Александра, ни Кутузова – только дурак бы стал «играть» и «режиссировать» Наполеона. Кстати, у Толстого эти персонажи – его главный провал: ложь, чушь, неталантливая надуманность. Зато «задышали» главные герои – то есть главные персонажи. Любить Туминаса можно хотя бы за полностью выброшенных со сцены крестьян (никакой «каратаевской правды» из дебильного учебника). Толстой их сам не знал (только еб..л), а дворяне (главные персонажи) и не знали, и боялись, и презирали. Зато лицемерие, надежды, любовь, обман, преданность среди Андреев, Пьеров, Наташ – все представлено грандиозно живо, искренне, талантливо, гротескно и одновременно эпично, громадно.

Я наслаждался, но, честно сказать, с противоречивым вторым планом чувств. Смотрю и думаю: вот я бы сам именно так поставил салонных обезьянничающих «патриотов». Вот первые фразы произносит вообще Рутберг (Шерер), неприятным голосом. А только так и правильно!!! Как если бы ставить не Толстого, а «Первую научную»… Но об этом позже. Вернемся к вахтанговцам. Все же им сто лет. Распределение ролей – идеально верное! Даже Князев в роле полоумного старика – поразил театральных завсегдатаев профессионализмом игры (в антрактах подходили: «надо же! как раскрылся…». / …….. вот удалил три раза фразу про Князева, переписал, хотя бы смягчил, стер, вернул. Зря я это написал, но уж что поделать. Такой характер. / Вообще радуют все. Пьер – пронзительный гротеск, Андрей (Добронравов) – ни шагу с верного режиссерского решения, поставленный голос, скулы Герарда Васильева, энергией добирает рост, ну, не романтический Стриженов (так Стриженов и в кино не сыграл…, только помечтать).

Максакова – жутко красива и опытно-грандиозна. Юная Наташа, всего третий курс Щуки (и это правильно – не лауреату же Сталинской премии играть девочку) – просто дивная; характерные все тетки – просто блестяще; ну, Купченко (стираю пару фраз) – тут как раз такая и нужна, Маковецкий – правильный лирично-туминосовский гротеск. Николенька талантливо громкоглуп, актерски отлично. Симонов, как обычно, очень на месте. Элен Курагина – такая б…, как надо – Толстой бы точно наделал дури.

Анатоль Курагин – придуман режиссером мастерски, Висконти и Тинто Брасс оценили бы, паренек (молодых не всех знаю по именам) просто замечательно играл. В свое время, в фильме, у Ланового (кстати, тоже вахтанговец) была фактура, рост, ноздри и все такое прочее, но он слишком советский развратник (кстати, он же….., но уж ладно пока не будем), а тут такой уже западного стиля извращенец – глаз не оторвать при любом росте. Думаю, там при всей актерской простоте, полно внутренних червоточен – и это меня по-настоящему вдохновляет. А как Римас ему придумал: просто под большим углом соблазнительно падать – прислоняться к стене?! Как пела Пугачева «за это можно все отдать». За это можно «отдать» режиссеру и изымание толстовских бредней про «крестьянскую правду». И все это иронично-порочное никак не мешает – а, наоборот, помогает возвышенным, пронзительным философским откровениям! Как обычно, в спектаклях Туминаса – музыка живет вместе с действием и действие вместе с музыкой. Очень стильное оформление, ничего лишнего. Главное, что нет так называемого «народа». Только герои и бляди. Я не переношу долгие спектакли, но данный случай – исключение: почти 5 часов театральной радости.

А затем я пришел на банкет – и здесь я впервые за долгие годы испытал чувство удивления… Но об этом позже.